Сегодня в гостях (в буквальном смысле на кухне в Берлине) врач-психиатр и психотерапевт Екатерина Третьякова.

Катя закончила Ярославскую государственную медицинскую академию в 2011 году. Там же училась в интернатуре по психиатрии. Работала в ярославской областной психиатрической больнице. Прошла специализацию по психотерапии в Санкт-Петербурге в институте Бехтерева (Психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева).

Работала психотерапевтом в частной клинике до 2014 года.

В 2014 переехала на юг Германии и начала работать психиатром и психотерапевтом в большой клинике.

Работала в отделениях, специализирующихся на психозах и других острых состояниях. В том числе люди в кризисных состояниях.

С 2017 года работает амбулаторно в Берлине, наблюдает разных пациентов, но больше всего аффективные состояния, тревога, депрессия, социальные страхи. Работает как психиатр и психотерапевт.

ИЗ БЕСЕДЫ:

Какая разница между российской и немецкой системой?

В России – у тебя ничего нет, и ты пытаешься из того, что есть - слепить что-то.

В Германии –  у тебя есть всё, но ты всем этим должен пользоваться. Ты полностью отвечаешь за своего пациента.

Из чего состоит твой рабочий день?

Я работаю амбулаторно. На человека у меня от 10 до 20 минут – психиатрический приём, и 50 минут - для пациентов, которые приходят ко мне, как к психотерапевту.

Как ты поддерживаешь квалификацию?

Я в процессе дополнительного образования - учусь на системную терапию. Супервизии прохожу один раз в одну-две недели.

Что такое супервизия?

Супервизия – это когда человек, который консультирует других людей, приходит к другому человеку, который тоже консультирует людей, и этот человек смотрит на процесс терапии со стороны.

Что такое интервизия?

Разбор каких-либо ситуаций с коллегами.

Как человеку нужно понять, что ему надо к психиатру, а не к психологу?

Можно пойти к психологу. Главное куда-нибудь прийти, если плохо.

Психиатры всегда прописывают лекарства?

В идеальном мире таблетки должны прописывать людям по показаниям. Для антидепрессантов, например, показания очень строгие. В любом случае - выбор за пациентом.

Почему тебе важно просвещать людей о психотерапии?

Каждый день ко мне приходят люди и говорят: «Я не знаю, что я здесь делаю».

Всегда очень грустно, что потенциально хорошо излечимое заболевание «депрессия» приводит к тому, что гибнет столько людей. Если бы люди больше доверяли официальной психиатрической помощи, ситуация бы изменилась.

У тебя есть ощущение, что близкие родственники могут помочь человеку дойти до психиатра?

Это очень сложно. Как родственник, можно сказать, что ты что-то заметил в поведении, что тебя это беспокоит, и спросить – нужна ли помощь?

Что тебя держит в профессии?

Люди, которых я каждый день вижу. Мои пациенты, которые меняют какие-то вещи и не боятся.

Какие твои инструменты для поддержания себя?

Интервизия, супервизия, спорт, сон, паузы между приёмами пациентов и путешествия. Я стараюсь каждый три месяца куда-то уезжать.

 

Звукоредактор и расшифровка: Полина Новикова

Share | Download(Loading)